19.10.1939

Александр Бах

84 года назад в Риге родился знаменитый отечественный организатор, международный арбитр, исполнительный директор Ассоциации шахматных федераций Александр Григорьевич Бах

Первые годы маленький Саша провел в эвакуации, а после изгнания немцев его семья вновь вернулась в Латвию. В Риге Бах познакомился с Михаилом Талем. Первым тренером шахматиста стал Александр Кобленц, преподававший во Дворце пионеров. Бах быстро стал кандидатом в мастера, но уже тогда его больше прельщала организаторская деятельность.

После окончания школы Бах уехал учиться в Ленинград, поступив на физический факультет университета. Там он сошелся со многими шахматистами северной столицы: Семеном Фурманом, Геннадием Сосонко, Вадимом Файбисовичем, Владимиром Карасевым, Геннадием Несисом, Андреем Лукиным. Некоторые время Бах играл в ленинградских турнирах, работал преподавателем (в том числе занимаясь математикой с сыном Виктора Корчного Игорем), а потом судьба свела его с Анатолием Карповым.

«Весной 1969 года в Ленинграде проходил отборочный матч-турнир к чемпионату мира среди юношей. Тогда мы ближе познакомились с Карповым. Я как-то пришел поболеть за него и спросил, как дела. Он пожаловался, что его поселили в гостинице в одном номере с человеком, который пьет, поэтому трудно отдыхать.

Тогда я предложил Анатолию на время турнира переехать ко мне, и договорился с Фурманом, чтобы он приезжал ему помогать. Так Карпов ближе познакомился со своим будущим тренером. Толя выиграл отборочный турнир, а затем стал чемпионом мира среди юношей; я его встречал в Москве, когда он возвращался из Швеции. Он меня уговорил поехать с ним в Тулу, где я познакомился с его родителями. В конце 1969 года в Москве проходил чемпионат СССР, который одновременно являлся отбором к межзональному турниру, и там играл Таль.

Я приехал на несколько дней за него поболеть. Зашел в пресс-центр и встретил Карпова. Спрашиваю, как дела; он отвечает: «Плохо!» «Что случилось?» Говорит, что учиться и играть очень тяжело, и еще он всё время болеет: в общежитии постоянно сквозняки, холодно. Я подумал и, зная свои возможности, сказал: «Я считаю, что тебе надо переехать в Ленинград. Будешь заниматься с Фурманом, а в ЛГУ тебя примут на любой факультет, какой захочешь, и предоставят свободное расписание».

Я знал, что Сергей Борисович Лавров внимательно следил за ростом Карпова. Толя немножко растерялся, а я продолжил: «Тебе самому принять такое решение трудно, поэтому я приглашаю тебя и твоих родителей в Ленинград на неделю. Приезжайте, я вас со всеми познакомлю, и тогда примете решение». В итоге родители приехали, убедились в том, что всё серьезно, и Карпов «сбежал» из Москвы.

И Ботвинник был крайне недоволен, и Быховский искал Анатолия – пытался его отговорить. Это было первое серьезное решение Карпова в жизни. А я ему тогда говорил: «Хочешь стать чемпионом мира – переезжай в Ленинград!» Это было сказано как бы в шутку, но, как известно, в каждой шутке есть доля шутки! Как ни парадоксально, именно так всё и вышло: в ближайшем розыгрыше он стал чемпионом мира. Карпов кокетничал, говорил, что это не его цикл, но на самом деле было видно, что он реально борется за титул» (из интервью Баха сайту ФШР).

Александр Бах поддерживал не только Анатолия Карпова. Он сотрудничал с Василием Иванчуком, помог переехать в Россию Сергею Карякину. Благодаря работе с шахматными картотеками Карпова-Фурмана Бах развил блестящую память, что позволило ему стать выдающимся маклером. Шахматист наизусть помнил сведения о квартирах по всему СССР и неоднократно помогал с обменом высокопоставленным людям.

Вслед за Анатолием Карповым Бах переехал в Москву, где устроился работать в ЦШК и быстро стал там незаменимым человеком. Когда в 1987 году прямо на рабочем месте у Николая Крогиуса случился инфаркт, тот из последних сил позвал именно Баха. «Позовите Алика! Только Бах может меня спасти…». И действительно, Баху удалось быстро организовать медицинскую помощь.

В 1984 и 1985 годах во время матчей на первенство мира Бах возглавлял команду Анатолия Карпова, а в 1989 его выбрали исполнительным директором Шахматной федерации СССР. После распада Советского Союза Бах, дабы поддержать связи между бывшими республиками, создал Ассоциацию шахматных федераций.

Именно Бах был идейным вдохновителем одного из крупнейших российских турниров «Аэрофлот-опен» и провел переговоры с авиакомпанией. С 2003 по 2010 год Александр Григорьевич работал исполнительным директором РШФ.

«Считаю, мне не удалось только одно: не удалось, чтобы наша мужская команда стала олимпийским чемпионом. Всё остальное, на мой взгляд, нам удалось. Прежде всего, в области детско-юношеских шахмат. Тогда в чемпионатах среди детей и юношей могли участвовать главным образом те, у кого есть деньги. Я пришел к Жукову и сказал: «Александр Дмитриевич! Мы должны исправить эту ситуацию. Иначе талантливые дети из небогатых семей и дальше не смогут принимать участие в чемпионатах».

Президент РШФ спросил: «Что вы предлагаете?» «Предлагаю разбить чемпионаты на две лиги. Оплату расходов участников Высшей лиги надо брать на себя; это будет стоить примерно 100 тысяч долларов». Жуков идею поддержал, и это положение вещей, слава богу, сохранилось. Второе: я считал безобразием тот факт, что чемпионат России проводится по швейцарской системе. Мы должны возродить чемпионаты, аналогичные чемпионатам Советского Союза: это всегда были супертурниры. Это позволит нам растить талантливых шахматистов и шахматисток.

Очень важно, что удалось подготовить женскую сборную России к победам на Олимпиадах. Важным шагом в этом направлении стало привлечение в 2006 году в качестве тренера женской сборной гроссмейстера Юрия Дохояна. С 2010 года команда выиграла три Олимпиады. И, конечно, то, что удалось создать крупнейший международный турнир в Москве – это тоже очень большое достижение, с моей точки зрения. Сейчас немножко поменялась идеология: Андрей Филатов считает, что нужно каждый год менять посвящение турнира, поскольку в России и Советском Союзе было много чемпионов мира. Но Мемориал Таля оказался турниром, который на века останется в шахматах» (из интервью Баха сайту ФШР).