04.08.1911

Михаил Ботвинник

113 лет назад родился шестой чемпион мира, Патриарх советских шахмат Михаил Моисеевич Ботвинник

Михаил Моисеевич родился в дачном посёлке Куоккала Выборгской губернии в семье зубного техника Моисея Гиршовича (Лейбовича) Ботвинника и зубного врача Шифры Самойловны Рабинович. С шахматами он познакомился в 1923 году в возрасте двенадцати лет, а свой первый турнир сыграл в 157-й ленинградской школе, в которой учился. Ботвинник самостоятельно занимается шахматами по книгам, штудирует «Шахматный листок» Михаила Чигорина, книги Николая Грекова и Владимира Ненарокова. Когда в Ленинград приехал знаменитый Эмануил Ласкер, Ботвинник записал и прокомментировал все сыгранные им партии. Весной 1924 года Ботвинник выигрывает чемпионат школы и становится членом городского шахматного собрания (для этого юноше пришлось добавить себе возраст).

В том же году имя Ботвинника впервые попадает на страницы «Шахматного листка» — будущий чемпион мира выигрывает внекатегорный турнир. В 1925 году побеждает в трёх турнирах первой категории и наносит поражение в сеансе одновременной игры самому Хосе Раулю Капабланке, посетившему Ленинград. Еще через два года Ботвинник впервые вышел в чемпионат СССР и сходу разделил там 5-6 места, на 2,5 очка перевыполнив мастерскую норму.

В следующие пару лет Ботвинник несколько отошел от шахмат, поскольку поступил в Ленинградский политехнический институт. Однако уже в 1931 году Ботвинник выигрывает чемпионат СССР и с этого момента становится лидером советских шахмат.

В 1933 году Михаил Моисеевич защищает свое звание (всего он становился чемпионом Союза семь раз). С середины 30-х годов Ботвинник выдвигается в число сильнейших шахматистов мира. Он разделил первое место с Сало Флором в Московском международном турнире 1935 года, опередив Капабланку и Ласкера, а через год уже совместно с Капабланкой занял первое место в Ноттингеме.

Благодаря этим победам лидер советских шахмат становится народным героем, его чествуют на родине. В 1938 Ботвинник занимает третье место в знаменитом АВРО-турнире, обыграв чемпиона мира Александра Алехина и экс-чемпиона Хосе Рауля Капабланку. Ботвинник начинает переговоры с Алехиным о матче за шахматную корону, но тут разражается Вторая Мировая война.

После преждевременной смерти Алехина шахматный трон опустел. В 1948 году было решено провести матч-турнир на первенство мира среди пяти лучших шахматистов планеты, в котором сыграли Михаил Ботвинник, Василий Смыслов, Пауль Керес, Макс Эйве и Самуэль Решевский. Ботвинник выиграл все свои матчи, опередив второго призера Смыслова на три очка.

Гегемония Ботвинника продолжалась 13 лет. Он дважды возвращал себе корону: сначала в матч-реванше против Василия Смыслова, а потом против Михаила Таля. Лишь поражение от Тиграна Петросяна поставило точку в его борьбе за первенство мира, поскольку матч-реванши тогда уже отменили.

Ботвинника всегда отличали глубина стратегических планов, объективность, желание во что бы то ни стало добраться до шахматной истины. За неоценимый вклад в развитие шахмат основателя Советской шахматной школы называют Патриархом отечественных шахмат. Его фундаментальный труд «Аналитические и критические работы» до сих пор пользуется популярностью у шахматистов.

«Несомненно, Ботвинник придерживался классических взглядов на шахматное искусство. Он был достойным наследником великих предшественников – Ласкера, Капабланки и Алехина. В его игре прослеживалась ясная стратегическая идея. По характеру он был исследователем, и в основе его подхода к шахматному творчеству лежал поиск истины», — говорил о Ботвиннике его соперник в матчах за шахматную корону Василий Смыслов.

Тигран Петросян отмечал, что играть с Ботвинником ему было даже тяжелее, чем с Фишером. «Появлялось очень неприятное чувство неотвратимости. Как-то в разговоре с Кересом я сказал ему об этом и даже сравнил Ботвинника с бульдозером, который все сметает на своем пути. Керес улыбнулся и сказал: «А представляешь, каково нам было с ним играть, когда он был молод?» Вторил ему и Давид Бронштейн: «Он играл, как бульдозер: шел по центру, и соперники не выдерживали этой его силы умственного напряжения, его энергии. Не выдерживали точности его игры – он будто не фигуры двигал, а вколачивал гвозди в доску!»

Помимо шахмат, Ботвинник серьезно занимался научной работой, создал новое научное направление — теорию сильного регулирования возбуждения синхронных машин, защитил на эту тему докторскую диссертацию. В последние десятилетия жизни много занимался компьютерным моделированием интеллекта, руководил созданием шахматной программы «Пионер».

Основал и много лет руководил «Школой Ботвинника», где обучались Анатолий Карпов, Владимир Крамник, Юрий Балашов, Юрий Разуваев, Артур Юсупов, Андрей Соколов, Елена  Ахмыловская, Нана Иоселиани и другие известные шахматисты. Ботвинник создал свой метод подготовки к турнирам, где большое внимание уделялось физической и психологической подготовке. Именно Ботвинник разработал систему розыгрыша титула чемпиона мира, которую стала использовать ФИДЕ.

Ботвинник внес большой вклад в теорию как дебюта, так и эндшпиля. Несколько оригинальных дебютных систем (например, вариант Ботвинника в славянской защите, вариант Ботвинника в защите Грюнфельда) носят его имя.

Центральный московский шахматный клуб, в котором до последних дней работал Ботвинник, носит его имя. Великий шахматист скончался в Москве 5 мая 1995 года.

«Я познакомился с Михаилом Моисеевичем в 1962 году на сборах общества «Труд» в Подольске, где он читал лекцию. Но ближе узнал Ботвинника позднее, когда вместе еще с шестью юными шахматистами стал заниматься в его школе. Он был немногословен, говорил размеренно, вдумчиво, часто поправляя очки одним пальцем. Его уроки были скорее похожи на лекции.

Совершенно ясно, что и довоенные успехи Ботвинника, и завоевание им звания чемпиона мира были колоссальными событиями. Особенно последнее: коронация Ботвинника проходила в День Победы в Колонном зале Дома Союзов и приобрела характер не только спортивный и шахматный, но и общего празднования и ликования. Сам Ботвинник привнес в шахматы очень многое, особенно в плане организации: благодаря ему и президенту ФИДЕ шведу Фольке Роггарду возникла стройная система розыгрыша первенства мира», — Анатолий Карпов.

«С Ботвинником я впервые встретился на школе Ботвинника в 1987 году. Та поездка в Друскининкай для меня очень памятна. Я попал в школу благодаря начальнику почты в Туапсе, который по своей инициативе позвонил как-то Ботвиннику и рассказал обо мне. Михаил Моисеевич не отмахнулся и предложил прислать мои партии. Так я оказался в больших шахматах.

Ботвинник помогал нам, как мог: например, «пробил» мне своим авторитетом пару важных юношеских турниров. Многие говорят о его сложном характере, но к нам он относился очень тепло, доброжелательно, отличался хорошим чувством юмора. В целом Ботвинник — безусловно, позитивная фигура, а главная его заслуга — становление советской шахматной школы, завоевание ею ведущих позиций в мире», — Владимир Крамник.