07.11.1886

Арон Нимцович

137 лет назад родился один из самых известных шахматных теоретиков и литераторов, автор книги «Моя система» Арон Исаевич Нимцович

Арон Нимцович родился в Риге. Отец, успешный торговец и любитель шахмат, научил маленького Арона премудростям древней, и игры и тот быстро проявил незаурядный комбинационный талант. Впоследствии Нимцович говорил, что развитию его способностей помогло то, что с детства ему приходилось разбираться в хитросплетениях Талмуда.

Повзрослев, Нимцович отправился в Германию, поступив на философский факультет Берлинского университета, но больше времени проводил в шахматном кафе «Kaiserhof», чем за учебой. Турнир в Бармене (1905) сложился для Нимцовича неудачно, и тогда шахматист серьезно занялся совершенствованием своей игры. Особое внимание Нимцович уделил позиционной игре и проблемам стратегии и уже через год блестяще выиграл турнир в Мюнхене, на два очка опередив второго призера Шпильмана и выполнив звание мастера.

Нимцович успешно выступал в международных турнирах, одержал победу в 1923 году в Копенгагене. Крупнейшим его успехом считается первое место в 1929 на турнире в Карлсбаде, где играли почти все сильнейшие шахматисты того времени. Нимцович был одним из сильнейших игроков того времени, но прежде всего прославился как шахматный литератор и теоретик.

В 1925 году вышли книги «Шахматная блокада» и «Моя система», где Нимцович представил свое видение позиционной игры. Главными его постулатами были идеи блокады, избыточной защиты. Нимцович пересмотрел догму Тарраша о том, что в дебюте непременно стоит захватывать центр пешками, доказав, что можно оказывать на него и фигурное давление. Иллюстрацией этого принципа является разработанная им защита Нимцовича, которая сейчас является одним из популярнейших дебютов: 1.d4 e6 2.c4 Kf6. Kc3 Bb4. Книги «Моя система» и вышедшее в 1929 году продолжение «Моя система на практике» и по сей день являются настольными для многих шахматистов.

Самая знаменитая партия Нимцовича, носящая неофициальное название «бессмертная партия цугцванга», ярко иллюстрирует его идеи блокады. В заключительный позиции игравший белыми Фридрих Земиш сдался. У белых лишняя фигура, но они не имеют ни одного нормального хода.